БЕЛАРУСЫ vs БЕЛОРУСЫ

Язык – это не только средство общения. То, как мы говорим, проливает свет на то, как мы думаем. А значит, язык – это не только информация о мире, но и информация о нас.

Сейчас в Минске и по всей Беларуси происходит процесс мощнейшей политической и социальной ломки, и пламя политических вопросов подожгло и вопрос лингвистический, который заполыхал в социальных сетях с особой яростью. Раздаются канонады взаимных претензий, упреков и обид: как правильно Беларусь или Белоруссия, встречала и варианты Беларуссия и Белорусь. Не раз и не два мне попадался на глаза этноним «белорус» и производные от него «белорусский», «по-белорусски», написанные в русских текстах как «беларус», «беларуский», «по-беларуски». Нередко авторы, пишущие «белорус» или Белоруссия, получают упрёки в имперских амбициях, колониальном сознании, нежелании признавать самостоятельность братского народа. 

«Давайте сначала начнём называть наших соседей правильно. Они беларусы!». – Читаю призыв из социальной сети. 

Давайте сначала разберёмся, что такое в данном случае «правильно». У этого вопроса есть две составляющие: собственно лингвистическая и составляющая межкультурной коммуникации. Поскольку я много лет преподаю русский язык иностранным студентам из самых разных стран, то нередко сталкиваюсь с различными непростыми межкультурными ситуациями и, как мне кажется, у меня есть ответ, во всяком случае, есть точка зрения на этот вопрос, которую можно обсудить.

БЕЛОРУССИЯ – МАРКЕР ИМПЕРСКИХ АМБИЦИЙ ИЛИ ВОЗРАСТА? 

Хорошо известно, что трения по вопросам названий и самоназваний в языках возникают регулярно. Особенно если у стран есть историко-политические претензии друг к другу. Если уж зашёл разговор об империи, то многие колонии той же Англии старались избавиться от своих колониальных названий. Бомбей стал Мумбаем, Южная Родезия – Зимбабве, Англо-Египетский Судан остался просто Суданом, Дагомея – Бенином и т.д. 

Кстати говоря, возвращаясь к вопросу Беларусь или Белоруссия, он вполне решён: в российских официальных документах и словарях, в том числе в Общероссийском классификаторе стран мира и Словаре географических названий закреплено название Беларусь как официальное название страны. 

Впрочем, Белоруссия – тоже не является ошибкой, это  вполне допустимая разговорная норма, она устаревает, это правда. Однако является скорее маркером возраста, чем имперскости. Я сама, являясь ребёнком СССР, получив образование в советской ещё школе, говорила Белоруссия, когда приехала в Минск, где живу уже три года. За себя могу сказать точно, это просто привычка, остаток знаний, полученных в детстве.

Явно ошибочными здесь будут только гибриды вроде БелАруссия или БелОрусь.

В случае с названиями стран речь чаще о привычке говорить так или иначе. Если название Белоруссия действительно ассоциируется с конкретным историческим периодом, а жители этой страны хотят называть свою страну Беларусь, то переучиться несложно. По этим причинам уже давно никто не говорит Татария, говорят – Татарстан, Молдавия – Молдова, Марийская республика – Мари Эл. А вот с этнонимами всё не так просто, потому что здесь мы имеем дело не с привычкой, а с языковой логикой. 

НЕТ ТАКОГО СОЕДИНИТЕЛЬНОГО ГЛАСНОГО 

А языковая логика состоит в том, что в русском языке нет соединительного гласного А. 

Слова «беларус», «беларуский» отражают принципы фонетического письма белорусского языка. В русском же языке такие морфологически сложные слова как «белорусский», «черноморский», «белокаменный», «краснопресненский», «железнодорожный» пишутся с соединительным гласным О. 

Это правило настолько универсально, что прогибает под себя даже заимствованные слова. Помню, как в самом начале эпидемии ковида во многих СМИ коронОвирус писался именно так, хотя этот термин – калька с латинского, возникшего путём сложения латинских слов kоrona + virus (как и ротавирус – rota (колесо) + virus). Привыкли не сразу, записали коронавирус в исключения. 

Почему бы не взять ради эмпатической нормы (о ней мы ещё поговорим) слово беларус и его производные как ещё одно исключение? 

Можно. Как можно в качестве исключения киргизов звать кыргызами, хотя для русского языка не характерны сочетания кы, гы, хы, белорусов писать как беларусы, калмыков звать хальмгами, Чебоксары – Шупашкарами, а Казань произносить как Казан и звук [k] непременно артикулировать как взрывной заднеязычный, потому что именно так Казань звучит в татарском языке.  

Несвижский замок, Беларусь

ЭМПАТИЧЕСКАЯ ГРАММАРИКА – ВЫХОД ИЛИ ТУПИК?

Движение за эмпатическую грамматику существует, у него даже имеется условно лингвистическое объяснение. На том основании что распространение русского языка в качестве государственного языка СССР сделало его не только языком русской нации, но и языком союзных республик, самоназвания, утвердившиеся в этих республиках, предлагается принять как норму для всех. 

Этот процесс и предложили назвать эмптатической грамматикой

Я обратила внимание на это название благодаря посту одного своего френда из сети. Заинтересовало меня не только само явление, но и реакция на него. Многие идею поддержали. Однако нашлись и противники, которые писали, что эмпатическая грамматика граничит со снисходительностью. Со снисходительностью? Неожиданно, правда?

И тут мне вспомнилась одна история из моей педагогической практики, которая, по-моему, расставляет все точки над i. 

Минск, вид на Троицкое предместье

На первом же занятии мои студенты из Китая принесл список с русскими именами. «Это что?» – поинтересовалась я. «Так вам будет удобнее нас запомнить, уважаемая Татьяна». 

Для Китая обращаться к учителю как к недосягаемому существу – норма. И, честно говоря, был соблазн не учить список, состоявший из имён вроде Ван Юнчен, Ли Сяо Сюань, Сю Шаньсюэань, Сюе дзы Линминь, Чэнь Вэньминь. Однако я отказалась наотрез. 

Размышляла я так: если соглашусь, чтобы они поступились именами ради моего удобства, это будет означать только одно – между нами так и останутся очень неравные отношения. 

Поэтому мы пошли на компромисс. Я выучила их имена, но иногда для краткости и тренировки мы использовали русские имена тоже.

По-моему, с эмпатической грамматикой ситуация очень похожа. Если мы хотим говорить с собеседником на равных с позиций взаимного уважения, то пусть по-белорусски будет «беларус», а по-русски «белорус». По-украински «в Украину», по-русски «на Украину» (эта норма, кстати, тоже рано или поздно, я думаю, уйдёт, но пока большинство русскоговорящих, в том числе и проживающих на Украине говорит НА, словари фиксируют эту норму и вряд ли в этом есть какой-то большой геополитический смысл, а вот грамматический смысл есть, потому что в русском языке сложилась парадигма употребления предлогов с предложным и родительным падежом: В – ИЗ, С–НА). А грамматически закреплённое, как мы уже убедились, менять не так-то просто. 

Так что лично я за то, чтобы проявлять не лингвистическую эмпатию, а лингвистическое уважение друг другу, сохраняя общение на равных, бережно относясь к языковым нормам всех языков. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Контакты

Буду рада общаться в моих социальных сетях и на моём канале в Youtube.

Эксперт-филолог Татьяна Шахматова данные на сайте

© Все права защищены / 2019    Design by Artem Getmann